6 импульсов развития малых городов

В основе успешной стратегии развития малой территории может лежать интуиция. Но ее нужно проверять исследовательскими методами.

Андрей Максимов

Андрей Максимов, председатель комиссии Общественной палаты РФ по территориальному развитию и местному самоуправлению и член Экспертного совета по малым территориям рассказал на IX Грушинской социологической конференции об импульсах развития малых городов. Представляем тезисы выступления.

МУДРОСТЬ ДЛЯ ГОРОДОВ

Разговор о моделях территориального развития чрезвычайно сложен – общепризнанных классификаторов этих моделей нет, а принципы их работы совершенно не очевидны ни экономистам, ни юристам. Мне хотелось бы максимально упростить предмет, используя совершенно не научную классификацию. Давайте посмотрим, как возникают импульсы городского развития, вспомнив притчу о шести мудрецах, каждый из которых излагал свое мнение о том, откуда на свете берется все.

Моисей, сказал, что все от Бога. Действительно, в российском опыте есть случаи, когда городу удается «сварить кашу из топора». Самый известный, часто поминаемый всуе кейс – новейшая история города Мышкин Ярославской области. Как основное средство раскрутки было использовано его название. Городу удалось получить деньги на открытие музеев, приобрести лоббистские возможности и сделать остановку для круизных судов, которые ходят по Волге.

Но кейс Мышкина никто в полной мере так и не повторил. Он возможен, наверное, только в очень маленьких городках, где есть внутренняя энергетика, данная, как кажется, тоже от Бога. Тем, кто хочет попробовать нечто подобное, нужны предварительные социологические исследования, чтобы понять, насколько такого рода «каша из топора» вообще приемлема для данного города.

При попытке масштабирования таких проектов нужно понимать, какие побочные эффекты они могут нести для более крупных городов. Например, идея объявить Ульяновск не только родиной Ленина, но и родиной колобка, совершенно провалилась в силу своей абсолютной неадекватности. Власти не осознали это вовремя, потому что не прибегли к услугам социологов.

Другой типичный пример появления импульса развития из ничего – использование юбилейной даты для обоснования программы развития. Это типовая история для российских городов. Успешным был, например, опыт Пензы, где появились Дворец спорта, Ледовый дворец, бассейны, ФОКи, драмтеатр, филармония с самым большим органом в России. Общая проблема в том, что такого рода инфраструктурного изменения часто проводятся без реального согласования с жителями, и власти получают обратный эффект. Консолидация возможна только тогда, когда жители воспринимают эту идею в качестве своей.

Соломон сказал: «Все от ума». Одна-единственная креативная идея может стать импульсом для развития. Хрестоматийный пример – Великий Устюг Вологодской области, который получил огромный туристический поток на продвижении образа города как резиденции Деда Мороза.

Но здесь есть обратные эффекты и ограничения. Туристическое перепрофилирование города не всегда соотносится с городской идентичностью. Кроме того, такие рода проекты часто имеют ограниченный временной горизонт. Кажется, что вотчина Деда Мороза в Устюге – это всерьез и надолго. Но сегодня во многих регионах возникают свои вотчины Деда Мороза, и люди в них ездят чаще.

Расположенный по соседству с Устюгом город Тотьма тоже поступил в логике Соломона. Но там была выстроена целая палитра брендов в области событийного туризма: день Русской Америки, фестиваль «Морошка», Сухонская регата, школа путешественника Федора Конюхова. Они позиционируются, как соль земли русской и как исток Русской Америки, поскольку именно тотьмичи организовали Форт-Росс. Туристический поток в Тотьму порой выше, чем в Великий Устюг. И такого раздражения жителей эти процессы развития там не вызывают.

«Все от сердца», – сказал Иисус. Импульс развития, идущий от сердца связан с чем-то потайным, с традициями, которые жители несут или готовы разделить. Мы знаем примеры, когда на традициях выстраиваются креативные индустрии. Основной профиль города не замещается, но, тем не менее, именно они выходят на первый план. Коломна с кластером Коломенский Посад или Невьянск со своей башней — яркие тому примеры.

Максимальное включение нового образа в городскую среду, попытка консолидировать жителей вокруг него, что может восприниматься как давление, вызывать раздражение, но также давать качественные изменения городской среды и расширения спектра социальных услуг для горожан.

В оригинале фразы, приписываемые Фрейду и Марксу, звучат так: «Все от живота и от того, что ниже живота». Но мы скажем по-другому: «От любви общества и власти, взаимоотношения разных интерфейсов». Здесь большие возможности дают современные электронные инструменты или организация дружелюбной среды для горожан. Например, благоустройство Пикалево позволило превратить этот отдаленный промышленный центр Ленинградской области из точки социального напряжения (и даже символа экономического кризиса в России) в более гармонично развивающийся город.

Эйнштейн сказал, что все, в конечном счете, относительно. Поэтому задача исследователей и разработчиков моделей и стратегий – понять, какие модели работают, а какие – нет. Какие, казалось бы, мощные и эффективные импульсы для развития дают на среднесрочном и долгосрочном горизонтах позитивные эффекты, а какие – обратные.

Я показал роль некоторых импульсов, которые придают модели развития территории тот или иной ракурс. Это еще не стратегирование, хотя некоторые из перечисленных приемов могут стать ядром стратегии. Мы обычно думаем, что стратегия – это на 100% рациональная конструкция. Но часто в основе лежит некая первичная интуиция, предвосприятие, которая потом развертывается в серьезную концептуальную проработку. Оценка этой интуиции – задача исследователей, в том числе, социологов.

Tags: ,