Мы не Тмутаракань

Радик Адонбаев

Турист, едущий не на юг, а на север – это особый контингент. Северный туризм требует особого подхода к своему развитию. Могут ли маленькие города русского Севера, с их значительной обособленностью, стать туристическими брендами? Об этом в интервью Экспертному совету по малым территориям рассказал генеральный директор турбюро «Лаче» в городе Каргополь Радик Аднобаев.

Что делает вас успешным предпринимателем?

Успешным — только один пиар. Честно скажу: я не считаю себя успешным человеком! Что меня делает в глазах людей успешным? Я предлагаю новое, а те, кто это слышат, полагают: «Ну, значит, дело у него идет».

«Баранье воскресенье» – этногастрономический фестиваль, который мы организовали на основе реально исторического деревенского праздника, который праздновался в некоторых деревнях Каргопольского уезда столетиями и был забыт при советской власти. Он идет пятый год, в городе прижился. Известен в соседних регионах. В этом году впервые есть надежда «выйти в ноль». Проект удался, но это не бизнес-проект. Это проект, дающий хороший пиар мне и команде турбюро «Лаче».

Тогда лучше спросить, что делает вас счастливым предпринимателем?

Нам нравится этим заниматься. Почему? Я вообще хочу поднять гастрономию. Это самая больная тема у нас на северах. Праздник оказывает стимулирующий эффект, некоторые фермеры начали барашков содержать, поняв, что баранина в цене. Нет ведь на местном рынке мяса нормального. Это точка роста, правда, пока не для нас.

Вид на Каргополь с колокольни Соборной площади

Но, спасибо, пиар-эффект есть. Мы создали еще несколько уникальных продуктов, за которые думаю: «Мы – молодцы!». Например, комплексные лыжные туры по Кенозерскому парку и Каргополью. Классная вещь! Люди приезжают уже во второй и третий, некоторые даже в пятый раз, но пока это работает только в новогодние праздники, к сожалению. Хотелось бы всю зиму!

Кто ваш клиент сейчас? На кого вы ориентируетесь?

Сейчас, однозначно, едут люди состоятельные. Понемногу появляется молодежь с деньгами. Люди, привязанные к культуре, работающие в продвинутых конторах. Пенсионеры богатые поехали, люди очень требовательные, поездившие по всему миру.

И наоборот, привычные для меня клиенты, с достатком ниже среднего, ушли. Они ни в какие туры не едут. 20 тысяч на 3 дня надо потратить, понимаете! Нам на севере нужно ориентироваться сейчас на богатых людей. Ценник у нас высокий и падать он не будет.

Какая динамика по продаже сопутствующих товаров, шоппингу?

Шоппинг упал в разы, перестали покупать сувенирку. Гастрономию берут, допустим, шпроты из ряпуса, а вот глиняные каргопольские игрушки – это разве что магнитики.

А как меняется поведение богатых туристов?

У меня в этом году VIP-клиенты (кроме одного главного финансиста, у него международная компания), решили: не время шиковать, и отказались от прежнего вина по 4500 рублей на обед, кейтеринг был ограничен 1500 рублями. Убрали музыканта, который был раньше с ними постоянно. Они начали экономить! Уже VIPов коснулось серьезно!

Архангельская область продвигает себя гораздо слабее, чем Карелия. Зимой все сильно просело. По Соловкам было 10 и более перелетов на новогодние праздники. В этом году их нет. Я каждый раз надеюсь, ну уж этой зимой будет хорошо, отложенный спрос сыграет свою роль. Но уже третий год я ошибаюсь.

Вид на Каргополь с колокольни Соборной площади

Как привлечь иностранных туристов в российскую глубинку?

Первое – отпустить рубль, это еще до 2014 года было ясно. Второе – убрать визы, как в Турции делают. Мы запрашиваем, к примеру, данные родителей, а многие люди за рубежом их не знают! Они просто машут руками: «Да зачем мне это нужно!» Все должно быть просто и недорого для туристов. И народ повалит!

Третье — то, что мы делаем на международной арене, не привлекает туристов. В этом году больше 20 лондонцев собирались приехать. Полностью отказались из-за политики! Понимаете?

Исключение, конечно, Китай. Уже окитаились не только Санкт-Петербург и Москва, Кольский полуостров окитаился! Единственное белое пятно – Архангельская область. Но здесь массового иностранного туриста никогда и не было.

Может, дело еще и в состоянии инфраструктуры?

Люди не могут понять, почему автобус трясет. Мы же не Сибирь и не Тмутаракань, мы европейская часть, центр русского Севера. Они расстраиваются, не поедут второй раз и не будут рекомендовать другим. «Русью пахнет, все замечательно, но очень некомфортно».

Вез я группу бизнесменов, живущих между Москвой и Европой. Мы съехали в Кенозерский парк. Я объявляю: «Лучший парк Европы». «Радик, а долго трястись?». «80 км». «Лучший парк Европы – 80 км грунтовки?», — бизнесмен был ошарашен. Выехали к Белому морю, съехали с трассы Плесецк-Архангельск, на грунтовку к Онеге, историческому городу. «Радик, еще 80 км?». Я говорю: «Нет, 200 км!». Выехали с Онеги, одна дорога до Архангельска. «160 км грунтовки!». Он тихо заскулил, понимаете? Он не мог себе представить: как это в европейской части без дороги в столицу региона!

Самому-то мне в кайф ездить по грунтовке на своем «Патриоте». Медведь иногда выползет. Но это не туристская дорога.

«Лежащий в огне на дровах баран натурального цвета» — символ Каргополя и возрожденного праздника, «Бараньего воскресенья»

Заселять фермеров, работающих в межсезонье, которые сеют и пашут?

В Северной Европе по малым городам каждую неделю проходят конференции, семинары. Участвуют от самых простых фермеров до целых предприятий, типа Volvo. Муниципалитет звонит и говорит: «Давайте у нас на турбазах сделаем». Находят клиентов и фермерам, и отельерам.

Считается, скандинавский опыт наиболее удобен для тиражирования у нас. Но мы сталкиваемся с противоречиями групп субъектов.

Самое острое противоречие – психологическое. Региональные власти не понимают и понять не хотят, что существуют благодаря налогам, реальному сектору. Большой бизнес их кормит, в нашей системе выгоден только крупный бизнес. А от наших вопросов они далеки.

Парень построил замечательную турбазу. На берегу Онежского залива. Чуть не рыдал: «Думал, в № года отобью, но за 10 лет не окупится при таких подходах. Где туристы, почему их нет?». Чиновники должны четко знать, чем могут помочь предпринимателям. И должны помогать, иначе работники потеряют заработную плату и рабочие места. Организационно помогать, как делается в Швеции.

Каргопольские иконы из коллекции Каргопольского музея

Это проблема большинства регионов. А примеры хорошего взаимодействия региональной власти и туристического бизнеса?

Ярославская область. Там динамично развивался туризм. Когда у них пошла пробуксовка, они стали искать специалиста, который знает тему, не замазан, и у него не замылен глаз. Нашли Юлию Рыбакову – это один из лучших специалистов по маркетингу и брендированию территорий.

Доступны ли вам механизмы кредитования?

Наши проекты – каргопольская свадьба, каргопольская баня – требуют небольших денег. Ну, десяточек миллионов, от строительства до пиара. Но я не могу брать кредиты даже под 7%. Фонд поддержки малого бизнеса предлагает. Я взял 500 тысяч и мучусь. Каждый месяц отдавать, а всяко бывает в жизни. Я не малый бизнес, я микробизнес. У нас в Каргополе один малый бизнес – «Молкомбинат». Так вот. Мы не попадаем под многие госпрограммы. Микробизнесу ничего не хотят давать.

Какой совет вы бы дали всем, кто занимается микротуризмом на русском Севере?

Расскажу давнюю историю. Прихожу на семинар в Петрозаводске, который «Старый голландец» проводил (Destination Management Consultant). Он в конце жизни стал гуру, консультантом, готовит проекты по всему миру, особенно для стран, где малые города плохо развиты. Большой зал собрался молодых и рьяных. Он говорит: «Ребята, кто хочет разбогатеть через два-три года?» Все хотят. «Вам надо встать и уйти отсюда, – говорит он. – В турбизнесе не получится».

Совет дельный. Все, кто пытается в отдаленных деревнях делать что-то без ресурсов – 10 раз подумайте и бросьте эту идею. Не надо пытаться развивать туризм в каждой деревне, не надо зря тратить жизнь – отбить вложенные средства нереально. Только там, где есть очаги, в таких местах как Каргополь, Голубино, Мезень, Кимжа, или Малиновка, надо цепляться и вкладываться. Там, где уже есть потоки. Тогда возможен результат.

Чем больше предпринимателей вкладывается в гостеприимство, тем выгоднее всем. Мы изначально партнеры. Давайте, гребите сюда, ребята. Вместе будем развиваться. Сделаем Академию бань. Надо средства и человеческие возможности аккумулировать в потенциально прорывных местах, тогда будет успех.