Бизнес-план вместо конкурса

Аналитики Института Гайдара раскритиковали проект госпрограммы развития сельских территорий, разработанный Минсельхозом, и предложили альтернативную идею.

Село

В конце апреля вышел новый выпуск «Мониторинга экономической ситуации в России», подготовленный коллективом экспертов Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара. Одна из статей посвящена анализу подготовленного Минсельхозом проекта госпрограммы комплексного развития сельских территорий на 2020–2025 гг. Исследователи Института Гайдара отмечают возросший в 7,2 раза масштаб программы по сравнению с действующей ФЦП по устойчивому развитию сельских территорий – предлагается потратить 1376 млрд руб. за 6 лет. Проект будет выполняться преимущественно за счет средств федерального бюджета, на его долю приходится 76,8% всех выделяемых средств.

Главное направление программы – поддержка инициативных проектов сельских муниципалитетов, отдельных жителей и их групп, бизнеса. На это предполагается израсходовать 85% всех средств программы. Эксперты Института Гайдара обращают внимание, что в программе развития сельских территорий стран ЕС на аналогичное мероприятие (программа «LIEDER») расходуется 6–7% средств. Направления расходования средств и критерии их выделения в программе Минсельхоза не обозначены. В то же время в программу сельского развития США включено 7 направлений политики, 60 мероприятий с указанием объемов финансирования и правил выбора участников.

КРИТИКА ПРОЕКТА

  • Распределять средства планируется на конкурсной основе, победителей будет определять комиссия Минсельхоза. Эксперты Института Гайдара считают, что этот механизм несет в себе риски коррупции и несправедливого распределения.
  • Согласно проекту, при прочих равных предпочтение будет отдаваться населенным пунктам, где есть рабочие места и больше внебюджетного софинансирования. Это значит, что депрессивные поселения с низкой бюджетообеспеченностью будут проигрывать конкурсы, а их деградация ускорится. Эксперты Института Гайдара полагают, что данный подход «чреват рецидивом советской эпопеи ликвидации неперспективных деревень».
  • Конкурсная система предполагает поддержку сильных и инициативных поселений, притом, что они нуждаются не в поддержке, а в ослаблении законодательных и административных ограничений. В государственных средствах нуждаются слабые поселения.
  • Есть риск, что программа будет ориентироваться на инициативы крупного бизнеса. Соответственно, бизнес будет стремиться обустраивать за счет программы не сложившиеся сельские территории, а собственные агрогородки.
  • Решение всех задач в программе возложено на федеральные и региональные органы управления. Муниципалитеты не упоминаются как основные исполнители.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

  • Эксперты Института Гайдара предлагают рассмотреть социально справедливый вариант распределения средств. Например, средства на инициативные проекты могут быть разделены между всеми сельскими поселениями пропорционально числу жителей. По каждому инициативному проекту поселение должно составить бизнес-план с последующим его рассмотрением на уровне района. Рассматривать проекты из Москвы не имеет никакого смысла. Авторы считают, что такой алгоритм справедливее конкурса, он будет способствовать росту активности сельского населения и сведет коррупцию до минимума.
  • Другой вариант – формулировка конкретных задач, решение которых государство обязуется полностью или частично финансировать во всех сельских населенных пунктах с постоянной определенной численностью. Такими задачами могут быть: доступ к интернету, освещение и твердое покрытие улиц, замена печного отопления на паровое, установка сетевого или автономного электро-, водо- и газоснабжения, бойлеров для обогрева воды, установка септика и замена холодного уличного туалета на теплый.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

 

Галина Пивовар, модератор групп программы «Моногорода» бизнес-школы «Сколково»

На мой взгляд, предложение сделать муниципалитеты центрами ответственности за распределение федеральных средств на инициативные проекты в малых поселениях – утопичная история. Часто бывает, что муниципальный уровень управления значительно архаичнее «живого» сельского населенного пункта. Ну и «общая программа обеспечения» в наших условиях тоже обычно оказывается неудачной. Чему яркий пример – проект с установкой в селах ростелекомовских таксофонов. Карту для них можно купить чаще всего только в центре муниципального образования.

 

Эмиль Маркварт, президент Европейского клуба экспертов местного самоуправления, профессор РАНХиГС

Я точно не сторонник того, что «жираф большой – ему из Москвы видней». В прошлом году во время зарубежной учебной поездки приходилось объяснять коллегам из федеральных органов власти, почему в той же Германии на федеральном уровне нет и не может быть никаких «методических рекомендаций» о благоустройстве для муниципалитетов. И на региональном уровне, скорее всего, возможны только мягкие инструменты. Хотя формально, казалось бы, все замечательно – по идее конкурс может проводить любой: ведь никого не обязывают в нем участвовать, соблюдать единые правила. Но эта логика хорошо работает только в условиях конкурсов, проводимых частными лицами или организациями, которые финансируют проекты победителей из своего кармана. Тогда, конечно, они вправе и единые правила устанавливать (или вовсе никаких, а по цвету наличников на окнах признавать победителями). А когда берутся деньги бюджета, которые ради этой цели были централизованы и не направлены тем, кому они нужны, возникают сомнения в правильности такой модели.

Tags: