«Еда – это проводник информационного потока»

Основатель агрофермы «Агилада» Илья Кузьменков рассказал о сложностях и возможностях развития агротуристического бизнеса в России.

Фото: Wikipedia / Вадим Разумов, «Летопись русской усадьбы»

Вся жизнь Ильи Кузьменкова связана с информационными коммуникациями. Он основал и был руководителем одного из крупнейших PR-агентств страны, возглавлял редакции телеканалов, сейчас является главным редактором радио «Вера». При этом его всегда тянуло жить за городом. Реализовав свою давнюю мечту поселиться в сельской местности, Илья Кузьменков и его супруга Мария решили заняться агротуризмом, основав в Волоколамском районе Московской области ферму «Агилада». В конце марта этого года она пострадала от пожара. Животных удалось спасти, в настоящий момент ферма активно восстанавливается. На дискуссии Экспертного совета по малым территориям, посвященной сельскому туризму, Илья Кузьменков рассказал трудностях развития агротуристического бизнеса и о том, почему агротуризм – это тоже вид информационных коммуникаций.

Илья Кузьменков

ПОДМОСКОВНАЯ ТОСКАНА

Я занимаюсь развитием одной сельской территории на протяжении 9 лет. Начинал как микрофермер с двумя коровами и, отсматривая разные территории для расширения своего хозяйства, нашел интересную местность – деревню Поповкино Волоколамского района. Эти четыре холма, образованные движением ледника, меня совершенно очаровали. Я понял, что не могу допустить, чтобы это прекрасное место было испорчено.

До революции Поповкино была самой большой деревней на территории нынешнего Волоколамского района: 800 дворов, купеческая усадьба, ткацкий завод, гончарный завод. В 2010 году, когда я пришел туда, там было прописано два человека. Но место прекраснейшее и недалеко от Москвы.

Сегодня агрокультурный парк «Агилада» – это 88 гектар земли, 60 голов коров костромской породы. Это исконно русская порода, дающее молоко высокой жирности, очень хорошо подходящее для приготовления сыров. Никакого индустриального производства, большая кухня, мясная и молочная продукция, травы, деликатесы. Продукция реализуется на рынках в Москве, на ярмарках.

С самого начала мы учитывали в проекте потенциал агротуризма. Экономика небольшого сельского хозяйства, как минимум, рискованная – фермер развивает территорию, но работает потенциально в убыток. Туризм может сбалансировать ситуацию и дать дополнительные гарантии. Сейчас много людей, которые готовы поехать довольно далеко, чтобы поесть чего-нибудь интересного, но рассчитывать на большой поток исключительно за счет еды не стоит. Очень важный фактор – располагаться там, где есть комплексный потенциал. Волоколамский район – это Иосифо-Волоцкий монастырь, место федерального значения, несколько десятков тысяч посетителей в год. Это Ярополец – усадьба Гончаровых-Чернышёвых, пушкинское место (одно из двух в Московской области, наряду с Захарово). И Волоколамский кремль, который старше Москвы. Территория, которую мы выбрали, находится на одинаковом отдалении от этих локаций.

БАЗОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОТУРИЗМА

Проблема экзотических и дальних мест в том, что там сложно развивать точки монетизации. Монетизация происходит только, если есть массовый поток. Значит, обязательно нужен комплекс объектов разного профиля: культурных, исторических, природных. Человеку нужен набор ощущений. В прошлом году Волоколамский район включил нас в проект «территории роста Московской области, и я участвовал в разработке концепции развития территорий роста района. Один из вариантов названия Концепции «Путешествие со вкусом во времени и пространстве». Волоколамский район – это очень красиво, это прекрасный ледниковый ландшафт, холмы почти тосканские. Это история русской культуры. И плюс 37 фермерских хозяйств, три фермерских кооператива.

Проблемы можно перечислять бесконечно. Общая для всех – отсутствие инфраструктуры. В первую очередь – это газ и качественные подъездные пути, пригодные для туристических автобусов.

Следующий момент – земельное законодательство. Проблема агротуризма в том, что люди на компактной территории создают совокупность разноплановых объектов. Но по нашим действующим правилам землепользования и застройки, если ты поставил сырную фабрику, то сделать здесь условно «сырное кафе» уже нельзя. По сути предлагается выбрать – или туризм, или сельское хозяйство. Была одно время инициатива ввести понятие многофункциональных категорий и выделить в их рамках агротуризм, что позволило бы на определенной территории работать с разными объектами. Но прогресс на этом пути не очевиден.

ОПЫТ ДЛЯ ДРУГИХ

Нужно два уровня объединения участников отрасли. Во-первых – объединения, нацеленные на продвижение идей агротуризма в массовой аудитории. Цели — формирование стандарта, привычки, настроения. Нужно проводить имиджевые информационные кампании, так, как они проводятся в других отраслях.

Во-вторых, локальные объединения. Я осенью был в Нормандии. Там есть яблочная (кальвадосная) дорога. У нее очень хорошее информационное обеспечение – сразу понимаешь, настолько в тебе заинтересованы. Хочешь – не хочешь, ты все равно рано или поздно попадешь на этот маршрут. Задействован целый рекламный комплекс: буклеты, наружка, таргетинг в сети. А взять тот же Волоколамский район – люди, не знают, где въехать в этот район, да и зачем въезжать. Этот момент можно проработать на уровне района и объединений локальных сообществ.

Очень важен событийный календарь. Событие формирует поток людей. Как-то я был в Коломне и решил заехать в Зарайск. В 10 километрах от Зарайска вижу информацию, что проходит ратный фестиваль. Свернул. Ехал 10 километров по гравийке в чудовищной пыли между пшеничных полей. Уже думал развернуться, но это было невозможно, потому что я находился в сплошном потоке машин с московскими номерами. На стоянке, длиной, может быть, в километр, автомобили стояли в 7 рядов. Удивительное дело: +35, люди падают от жары, но рыцари на конях, а трубы трубят.

В таких местах нужны точки монетизации. Потому что поток людей сам по себе – это нашествие в прямом и переносном смысле: выпили привезенного с собой пива, бутылки разбросали, уехали. Важно целенаправленно создавать прилавки. На сырном фестивале Олега Сироты за день мы зарабатываем столько же, сколько на Даниловском рынке за полтора месяца.

Помимо массового потока стоит обращать внимание и на специальные категории потребителей. Например, на молодых людей, которые выезжают из Москвы или Санкт-Петербурга на лето. Они уже не хотят чистить колодцы, чтобы добыть воду, им нужен комфорт. Это потенциальный спрос, по которому нужно серьезно работать. Следующий очень важный сегмент потребителей – так называемый «третий возраст». Это новая экономически активная аудитория в мире. Она объединяет людей, которые еще могут и хотят, уже не работают, а денег у них больше, чем у других, они интересуются миром и ищут впечатлений. Это самый растущий, перспективный сегмент для продвижения всего здорового, красивого, приятного.

Ну и последнее – мотивация. Это очень тяжелый, но благодарный труд. Земля не прощает к себе небрежного отношения, но если за ней ухаживать, она возвращает вложенные усилия в ощущениях жизни. Ты чувствуешь, что ты сам меняешься, работая с этой территорией.

Еда – это проводник информационного потока. Она идет из земли, содержит в себе отпечаток этой земли, в ней есть некое дополнительное содержание, которое наполняет не желудок, а голову, формирует личность и меняет поведение человека.

Поэтому борьба за чистую еду – это не только про продовольственную безопасность, но и про сознание. Конечно, освоение сельских территорий, в первую очередь, экономическая деятельность, но это еще и идеология. Как-то я встречался в одном из закрытых городов с видным ученым-оборонщиком. Я говорю: «Скажите, наша страна защищена?» Он говорит: «Понимаешь, в чем дело? Если в России люди не заселят все брошенные территории, и мы не добьемся, чтобы они зацвели, то уже никакое оружие не поможет».

Tags: , ,