Лидеры туристической активности

Названы малые города, сумевшие привлечь турпоток за счет внутренних ресурсов.

Город Мышкин, Ярославская область

Портал регионального туризма «Чемодан» провел исследование и попытался выявить наиболее посещаемые малые города (до 50 тыс. населения), которые добились роста туризма за счет собственных ресурсов и активности местных сообществ. В пятерку лидеров вошли:

  1. Мышкин (Ярославская область) – 19 туристов на одного местного жителя. Идея: создание легенды для формирования туристического интереса.
  2. Городец (Нижегородская область) — 17 туристов на одного жителя. Идея: историческое наследие города как фактор туристической привлекательности.
  3. Таруса (Калужская область) заняла третье место в рейтинге с показателем 13 туристов на одного жителя. Идея: использование сложившегося образа загородного творческого центра для повышения туристической привлекательности города.
  4. Урюпинск (Волгоградская область) — 11 путешественников на одного жителя. Идея: ироничный образ русской провинции как объект туристического интереса.
  5. Чаплыгин (Липецкая область) — 8 гостей на одного горожанина. Идея: создание локального центра развлекательного туризма с фокусом на культурно-историческую тематику.

Победители рейтинга не являются наиболее посещаемыми туристами российскими малыми городами. Согласно опубликованному ранее рейтингу агентства «ТурСтат» лидер – «Плес» (Ивановская область), куда приезжает 210 туристов в год на одного жителя. Далее идут Суздаль (Владимирская область) – 175 туристов на жителя, Болгар (Татарстан) – 63, Кириллов (Вологодской области) – 47, Мышкин – 32.

Представленный рейтинг объединяет города с историческим наследием, проявляющие активную позицию в отношении развития туризма и опирающиеся на собственные ресурсы.

«Суздаль является частью Золотого кольца, поэтому для исследования был не интересен. Болгар, Свияжск или, например, Великий Устюг слишком активно финансируются из федерального бюджета. Нам было интересно найти города, где такое финансирование минимально, а туризм развивают за счет местных бюджетов, привлечения грантов, спонсорской помощи и активности горожан»

(Ольга Семёнова, соучредитель портала «Чемодан»).

Предпринятая попытка создать рейтинг наиболее успешных туристических малых городов ставит ряд вопросов. В первую очередь, о том, можно ли доверять данным о внутреннем турпотоке в России. Вероятно, расхождение в цифрах по Мышкину – отражение той проблемы, что статистика малых городов очень дискретна и недостоверна. Кроме того, потенциал исторического наследия – не единственный и не всегда главный фактор формирования туристического потока.

Комментируют члены Экспертного совета по малым территориям: сопредседатель комитета РАСО по брендингу и продвижению территорий Владислав Шулаев и директор Института территориального маркетинга и брендинга Андрей Стась.

Что означает для города показатель количества туристов на одного жителя? Есть ли примеры, где город реально выигрывает от этого показателя?

Владислав Шулаев

ВШ: Если считать туристов по количеству ночевок, то такой туристический поток не может не приносить деньги городу: предпринимателям и через них – бюджету. Подтверждение этому – бурный рост туризма в Выборге, Коломне, Суздале, Шерегеше, которые к ночевкам добавляют и другие туристические расходы. Но в экстремальном варианте – это просто трафик, который усиливает антропогенную нагрузку на природу и инфраструктуру. Например, важный транспортный хаб в направлении Соловецких островов – город Кемь получает крайне скромный доход с этого туристического потока.

Андрей Стась

АС: Фактически соотношение туристов и жителей показывает значимость туризма в местной экономике, популярность направления. Но, конечно, качественные характеристики потока важнее количественных.

Как при подсчете отличить туриста от не туриста?

ВШ: На мой взгляд, это один из важнейших вопросов для развития туризма в России. Не исключено, что прежнее определение туриста и традиционная методика измерения туристической индустрии является барьером на пути ее развития. Является ли туристом и статистически фиксируется житель столицы региона, приехавший на выходные с семьей посетить туристические места пригородов? А житель отдаленного района города, решивший, наконец, пройтись по центру своего места жительства – по «зеленой линии», музеям и кафе?

АС: В принципе, турист – любой иногородний/иностранный посетитель территории, остающийся там на ночевку (в отличии от экскурсанта). Учитывая ограниченной количество средств размещения в малых городах, им нужны «дорогие» туристы с высоким средним чеком. «Экономичные» туристы не вносят в местную экономику значимого вклада.

Есть ли в России по-настоящему удачные примеры раскрутки малого города как туристического центра?

АС: Из классики: Углич, Ростов Великий, Суздаль и другие центры Золотого Кольца. Из нового/развивающегося: Мышкин, Елец, Гороховец, Зарайск. Успешные кейсы в малых городах – результат взаимодействия местных властей и общественных групп при поддержке региональной власти. Только такой микс дает реальный эффект в существующих в России условиях.

ВШ: Раньше в ответ сразу вспоминали Мышкин и Великий Устюг. Сейчас успешных примеров гораздо больше, причем с разным «генезисом успеха»: Суздаль, Углич, Шерегеш, Плес, Коломна, Выборг, Болгар. Можно привести в пример новые «звезды» среди краснодарских курортов – Витязево, Сукко, Большой Утриш, Ольгинка – калининградские балтийские  курорты, например, Зеленоградск нынче как-то даже в российский топ-10 TripAdvisor  попал.

Малым туристическим городам нужен «свой» турист. Для четырех туристических специализаций малых территорий есть успешная практика (неоднократно подтвержденная – что принципиально важно). Это климатические и горнолыжные курорты, новогодние усадьбы и исторические парки. Этой категории мест уже по силам стать туристическими драйверами, опережающими в своих «номинациях» и крупные города. Им нужно помогать – организационно, финансово и информационно. В том числе – через создание специализированных рейтингов курортов, исторических городов и усадеб.

Tags: