Малые территории трезвости

 

25 июня в Общественной палате РФ при поддержке Экспертного совета по малым территориям прошел круглый стол «Территории трезвости: как расширить ареал общественного здоровья и семейного благополучия». Участники – представители исследовательских организаций, вузов, общественных организаций и СМИ – обсудили набирающую в деревнях и селах практику коллективного отказа от алкоголя на уровне всего поселения.

Несколько прозвучавших позиций:

  • общество санкционирует государству широкие полномочия по осуществлению жестких мер, направленных на ограничение потребления алкоголя: это касается и запрета рекламы алкогольной продукции под зонтичными брендами, и восстановления вытрезвителей (Кирилл Родин, руководитель практики социальной политики и коммуникационных технологий ВЦИОМ);
  • ввести территорию трезвости не так сложно, как удержать ее на долгосрочном промежутке, все меры, которые сейчас имеются, рассчитаны на короткое время (Варвара Зотова, сотрудник Исследовательской группы ЦИРКОН)
  • общественные инициативы, связанные с появлением «территорий трезвости» заслуживают общественного внимания, популяризации и государственной поддержки (Сергей Рыбальченко, член Общественной палаты, генеральный директор Института научно-общественной экспертизы);
  • при соблюдении определенных условий практику по созданию территорий трезвости можно распространять с деревень и сел на малые города (Игорь Задорин, руководитель Исследовательской группы ЦИРКОН).

 

Предлагаем вам аналитическую записку Экспертного совета по малым территориям, написанную на основе материалов исследования группы ЦИРКОН специально для данного мероприятия.


 

Исследование практик в области распространения территорий трезвости

 

Актуальность

Проблема высокого алкогольного потребления в России, несмотря на предпринимаемые административные шаги, стоит по-прежнему остро. Негативные последствия затрагивают не только демографический аспект, но распространяются и на другие сферы жизни: качество жизни человека, среды обитания и общественного пространства. Количество преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, по сравнению с 2007 годом, увеличилось почти вдвое[1] и составляет 440, 2 тысячи случаев (2016)[2]. Привлекательность территорий с высоким уровнем алкоголизма низка для жизни, молодые поколения уезжают в поисках более комфортной среды. В результате этого малые территории теряют человеческий капитал. Таким образом, алкоголизм запускает цепной механизм, который начинается с деструктивных последствий для отдельного индивида и переходит к дестабилизации всего локального сообщества.

 

Изучение территорий трезвости

Группа ЦИРКОН в аналитическом отчете «Территории трезвости» провела разбор наиболее радикальной практики в области борьбы с алкоголизмом – введение территорий трезвости[3]. Под данным термином имелись ввиду сельские поселения и населенные пункты, в которых было принято коллективное решение об отказе от потребления алкоголя путем ограничения или полного запрета его производства и (или) распространения. Исследование показывает, как развитие низовой общественной инициативы при поддержке администрации ведет к отказу от потребления алкоголя.

Целью проекта являлась популяризация и распространение позитивного опыта по отказу от алкоголя на коллективном уровне гражданами Российской Федерации. Методология исследования основывалась на использовании качественных методов. Рассматривались три территории трезвости, выбранные села отличаются как географическими характеристиками, так и особенностями принятия решения об отказе от распространения алкоголя.

Стоит подчеркнуть, что в исследовании рассматривалась наиболее кардинальная мера по борьбе со злоупотреблением алкоголя. В ряде случаев можно с осторожностью говорить о наличии предпосылок для введения запретительных мер в регионе, но стоит учитывать спорную правовую базу таких решений и высокую вероятность последующих социальных конфликтов. Также следует отметить недоказанную эффективность крайних мер, особенно в долгосрочной перспективе. Тем не менее опыт введения территорий трезвости является важной точкой дискуссии вокруг эффективности способов борьбы с алкоголизмом и целесообразности дифференцированного подхода в разных регионах.

 

Модели введения территорий трезвости

Были обнаружены три модели введения территорий трезвости, обладающие отличительными особенностями, а следовательно и различными рисками внедрения:

  1. Консенсусная поддержка традиционного отказа от алкоголя. Наиболее мягкий вариант. Не обладает свойством тиражирования на другие поселения, поскольку в основе лежат личные связи жителей села, которые способствуют распространению и закреплению местной этической нормы. Риск подхода связан с вымыванием традиции со временем.
  2. Формирование сильной инициативной группы в поддержку позиции отказа. Компромиссный вариант. Деятельность влиятельной инициативной группы базируется на существовании относительно однородного негативного восприятия алкоголя и уже существующего опыта принятия коллективных решений. Риск подхода связан с необходимостью поддержки постоянного консенсуса в общности.
  3. Внедрение реактивных мер как ответ на алкоголизацию населения. Наиболее жесткий вариант. Внедрение территории трезвости обусловлено внешней причиной – тотальной алкоголизацией населения, и формирует новую социальную норму. Возможно противоборство сторон, связанное с нежеланием части населения жить в новой «трезвой» системе. Подход может быть масштабирован, но создает высокие риски из-за нарушения федерального законодательства, прав человека и возможных социальных конфликтов.

 

Обнаружены схожие препятствия и стимулы для внедрения территорий трезвости всех трех моделей:

Среди стимулов коллективного отказа: высокие социальные связи, опыт участия в жизни общности, инициативность администрации поселения и наличие способов проведения досуга и высокая занятость.

Среди препятствий борьбы с алкоголизмом: неблагоприятные экономические и семейные обстоятельства, отсутствие досуговых мероприятий, низкая занятость, безынициативность местных жителей.

 

«Когда наступил успех? Когда республиканская власть пришла ни с деньгами и ресурсами, а дала один, но, по всей видимости, важнейший ресурс для развития малых территорий – она предоставила полномочия. И все. Теперь там сто пятьдесят семь сельских поселений, которые выжили. Кейс якутского села нам показывает, что малые низовые инициативы действительно могут встретиться с федеральными стратегиями» (Игорь Задорин, руководитель исследовательской группы ЦИРКОН).

 

Контекст кейсов

Кейс первый: «не пили – нечего и начинать», село Дубровка (Оренбургская область)

Отличительные черты. Отсутствие формального коллективного отказа при практически нулевом потреблении. Незначительная роль внешних стимулов отказа: пропаганда, религиозные догмы и соображения о здоровом образе жизни – не причины отказа от алкоголя.

Механизм отказа и факторы успеха. Жители не употребляют алкоголь исходя из личной мотивации, возникшей под влиянием полувекового порядка. Собственное решение жителей-основателей распространилось со временем на всю общность из-за тесных социальных связей и заключения браков. Трезвость в селе ассоциируется с жизненным успехом, употребление алкоголя напротив, с падением социального статуса.

Препятствия борьбы с алкоголизмом. Опыт потребления алкоголя в семье и низкая занятость населения, отсутствие досуга.

Механизмы закрепления результата. Долгосрочные: формирование и поддержание системы ценностей, благодаря которым сознательность и добровольность отказа от алкоголя воспроизводится в новых поколениях. Кратко- и среднесрочные: инициативы, направленные на поддержание высокой занятости населения и поддержка администрацией культурно-спортивных мероприятий.

 

Кейс второй: «женсовет против алкоголя», село Боочи (Республика Алтай)

Отличительные черты. Ключевая роль женского совета в принятии коллективного отказа от продажи алкоголя. В селе именно за женщинами закреплена роль хранительниц порядка, поэтому поддержка женсоветом запрета и их активная работа обеспечили создание «территории трезвости».

Механизм отказа и факторы успеха. Запрет продажи был инициирован главой села, поддержан влиятельным женским объединением и утвержден на общем голосовании. Отказ от продажи алкоголя не был связан с повышенным потреблением спиртных напитков, а коренился в закреплении существующих негласных правил, отчасти национального характера, и мотивации на воспитание здоровых детей.

Препятствия борьбы с алкоголизмом. Экономическая нестабильность, неэффективная государственная политика в области снижения алкоголизма, массовая культура, создающая привлекательный образ алкоголя, безработица и отсутствие досуга.

Механизмы закрепления результата. Долгосрочные: опыт принятия коллективных решений, активное участие в жизни села, внутренние ценности общины (желание соответствовать образу «Красной Кулады» – первой коммуны на Алтае). Кратко- и среднесрочные: наличие инициативной администрации и активных жителей.

 

Кейс третий: «повторение – мать учения», село Бясь-Кюёль (Республика Саха (Якутия)

Отличительные черты. Кейс был тиражирован на другие наслеги и лег в основу решения Главы Республики Саха (Якутия) Егора Борисова расширить полномочия органов местного самоуправления. Попытки введения территории трезвости в селе предпринимались ранее, но были непродолжительны из-за отсутствия формального закрепления, нынешний запрет введен в результате проблемы алкоголизации населения и был нормативно оформлен после правового спора с продавщицей магазина, происходили конфликты между сторонниками и противниками запрета, введено финансовое стимулирование трезвых праздников – вознаграждение администрацией наслега безалкогольных свадеб, юбилеев, новоселий.

Механизм отказа и факторы успеха. Инициатором запрета продажи алкоголя стали местная администрация и школа. В результате сотрудничества с общественными организациями, в особенности с женсоветом и старожилами, запрет удалось нормативно оформить. Решение стало ответом на проблему алкоголизации поселения, потерю чувства безопасности, обеспокоенность за будущее села. Среди личных мотивов — беспокойства за будущее детей и негативный опыт употребления алкоголя в семье.

Препятствия борьбы с алкоголизмом. Отсутствие поддержки со стороны местной администрации и органов власти, отсутствие инфраструктуры для занятий спортом и проведения досуга, высокая численность населения в селе, ведущая к размыванию связей, а следовательно и негласных социальных правил, безынициативность жителей, этнокультурные особенности населения.

Механизмы закрепления результата. Долгосрочные: системный подход к организации антиалкогольного движения, участие всех социальных объединений поселения, поддержка со стороны органов власти и местного самоуправления, Кратко- и среднесрочные: проведение спортивных и культурно-досуговых мероприятий, материальное стимулирование «трезвых» праздников.

 

Внедрение опыта

Опыт введения территории трезвости в якутском селе был масштабирован на близлежащие территории, поэтому респондентам задавался вопрос о необходимых этапах для тиражирования опыта. В результате было сформировано три из них:

Подготовительный этап. Формирование инициативной группы, утверждение годового плана мероприятий, проведение круглых столов и агитаций. Важным критерием является привлечение широких слоев населения к обсуждению и мероприятиям. Задача подготовительного этапа – объяснить жителям цель введения запрета алкогольной продукции, сформировать у большинства позитивные представления о его последствиях.

Запретительный этап. Опрос местных жителей, проведение схода. Решение схода должно быть доведено до всех жителей, а его исполнение контролироваться. Запрет желательно нормативно оформить.

Поддерживающий этап не менее важен, чем остальные. На этой стадии поддерживается исполнение запрета, выявляются торговцы нелегальным алкоголем, сильно пьющие люди могут отправляться на лечение, проводится пропаганда здорового образа жизни, проводятся спортивные и досуговые мероприятия.

Внедрению практик трезвости может помешать: высокая численность населения, сопротивление властей, отсутствие полномочий у органов местного самоуправления.

Важным условием поддержания практик трезвости является наличие хотя бы одного «непьющего» поколения. По мнению жителей, именно это обеспечит сохранение трезвых практик при отмене запрета.

Выводы и рекомендации

Феномен полного коллективного отказа от алкоголя создает как возможности для развития территорий, так и новые риски, связанные с правовым полем и созданием дополнительного социального напряжения. Возникает необходимость осмысления территорий трезвости и коллективной дискуссии с привлечением всех потенциально вовлеченных сторон.

Среди экспертного сообщества распространена позиция о необходимости активного участия государства в борьбе с алкоголизмом. Вместе с тем, критически важным условием успеха территорий трезвости является встречный интерес общества – для того, чтобы территория трезвости состоялась необходимо наличие непьющих поколений и активных общественных групп. Разумно рекомендовать не тиражировать этот опыт сверху, а анализировать запрос на местах и идти навстречу.

Вместе с тем, представители наркологического и, шире, медицинского сообщества обращают внимание на ряд возможных медицинских и социально-поведенческих ограничений возможной масштабируемости и перспектив широкого распространения переноса анализируемой практики по созданию территорий трезвости.

Злоупотребление алкоголем – это не гомогенная социальная проблема или болезнь с четки признаками, существует ряд ее типологий или градаций. Каждая из них отражает комплексный характер этого явления. Среди самых влиятельных типологий можно выделить следующие классификации:

  • Классификация Джеллинека, которая учитывает разные факторы и степени зависимости от алкоголя. Ей же соответствует тренд на употребление разных напитков, исходя из разных мотиваций и социального и географического контекста. Для северных стран, в том числе и России, это алкоголизм, при котором доминирует употребление крепкого алкоголя, связанное с состоянием глубокого опьянения, в противовес, в частности, «винному» пьянству, при котором человек длительное время пребывает лишь слегка «навеселе»;
  • «Пирамида питьевого поведения», в соответствии с которой около 70-75% взрослого населения либо вообще не употребляют алкоголь, либо употребляют в незначительных дозах. На вершине пирамиды около 5% людей, имеющих непосредственный диагноз «алкоголизм» и возможность только медицинского решения проблемы. А в промежутке между ними около 20-25% людей, находящихся в группе риска, которые употребляют алкоголь с определенной периодичностью и имеют проблемы со здоровьем, иногда неочевидно связанные с алкоголем. В людей этой группы также повышен риск получить иной вред для здоровья, связанный с употреблением алкоголя: ДТП (и в качестве водителя или пассажира автотранспорта, и в качестве пешехода), риск пожаров и других несчастных случаев.

 

Соответственно, по мнению медицинских экспертов, комплексным должно быть и решение проблемы. Каждая из классификаций предполагает, что тот или иной паттерн употребления укоренен в социальных условиях жизни человека, зависит от культурных и национальных особенностей, а также географического положения и размеров населенного пункта, в котором проживает человек.

 

«Есть регионы, в которых исходя из разных причин: экономических, социальных, национальных – ситуация с алкоголем сложная. Естественно, им самим нужно это осознать и включиться в подобные инициативы» (Борис Горский, к.м.н., старший научный сотрудник Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины).

Таким образом, для всех экспертов очевидно, что внедрение этой практики всегда должно комбинироваться с другими формами профилактики алкоголизма, учитывающими местную специфику. При этом фокусировка на работе с «группой риска» в принципе предполагает, что полный запрет на продажу не будет работать, поскольку для этой категории и их окружения употребление алкоголя, несмотря на (частично, скрытые) негативные эффекты, не представляет проблемы и любые инициативы такого рода будут встречать отторжение. С этой группой наиболее эффективна общественная работа, развенчание мифов об алкоголе: например, миф об успокаивающем эффекте небольших доз алкоголя или то, что он снимает стресс, а также миф о снижении негативного эффекта при сочетании с обильным употреблением пищи. Глобально говоря, добровольному отказу общества от алкоголя в отдаленной перспективе должно предшествовать планомерное повышение уровня осознания и понимания опасности его употребления.

Среди других рисков, отмеченных экспертами, которые также нужно учитывать при создании территорий трезвости, является риск повышения доступности и распространения контрафактного алкоголя низкого качества в случае потребителей среднего и старшего возраста, и – наркотиков – в случае молодежи.

 

«Запретили алкоголь, а что дали взамен? Должна проводиться комплексная государственная политика по профилактике и замещения алкоголя другими формами активности и занятости с учетом региональной специфики и конкретных проблем той или иной группы населения… Полный же запрет на сравнительно больших территориях без применения дополнительного набора инструментов будет иметь краткосрочный эффект и впоследствии вызовет ряд серьезных проблем в связи с контрафактом, наркоманией, а значит и резкое увеличение смертности» (Дмитрий Вашкин, главный врач наркологической «Клиники Маршака»)

Также сохраняется поле для дискуссий относительно целесообразности и пределов масштабирования территорий трезвости. В международной практике, в частности в решениях ВОЗ, говорится не о полном запрете алкоголя, а о борьбе с злоупотреблением спиртных напитков. Территории трезвости – это специфическая реакция на невозможность решить проблему другим способом.

 

«Во многих регионах крайнего севера это жизненная необходимость. Или в отдаленных поселениях, где большинство населения – женщины, и они уже больше не могут терпеть ситуацию с пьянством. На таких территориях может быть особенно актуально введение территорий трезвости и других запретительных мер. Мировой опыт разнообразен. Во Франции применяются другие инструменты. Аналоги территорий трезвости есть в арабских странах. Примечателен опыт северных стран. В Финляндии такая же высокая склонность к алкоголизму, как и в России, при этом очень жесткие нормы законодательства. Существует государственная монополия на розничную продажу крепкого алкоголя, благодаря чему достигнут достаточно высокий уровень ожидаемый продолжительности жизни» (Сергей Рыбальченко, директор Института научно-общественной экспертизы)

Для создания эффективной политики по снижению алкоголизма оптимальна комбинация территорий трезвости с другими институтами и общественными организациями, которые осуществляли бы информационную, консалтинговую и иную поддержку территорий.

 

«Чтобы принятие алкоголя не было образом жизни поселения, помимо государственных форм контроля, должны участвовать общественные институции. Здоровые города и территории трезвости могли бы выработать формы сотрудничества для данных целей. Надо понимать, что быть трезвыми по одиночке очень сложно, а сообща – легче. Местные сообщества должны объединяться и, безусловно, если они возникнут и войдут в ассоциацию здоровые города, районы и поселки, будет очень правильно» (Сергей Рыбальченко, директор Института научно-общественной экспертизы)

 

Резюмирующие рекомендации

1. Расширять, но таргетировать. На уровне государства необходимо учитывать встречный интерес населения к снижению потребления алкоголя, но повсеместное внедрение территорий трезвости без соответствующего анализа нецелесообразно. Территориями трезвости должны становиться, в первую очередь, территории риска.

2. Действовать в соответствии с законом. Проанализировать предметное поле и найти эффективный кейс снижения алкогольного потребления, который не нарушает федеральные законы и может тиражироваться.

3. Комбинировать территории трезвости с другими решениями. В первую очередь, создавать активности, вытесняющие потребление алкоголя из бюджета времени.

4. Дополнять территории трезвости другими институтами. В частности, возможна синергия с проектом «Здоровые города».

5. Создать многовекторную коммуникационную модель. Коммуникации вокруг территорий трезвости должны задействовать весь спектр потенциальных участников.

Записка подготовлена Центром социального проектирования «Платформа»

[1] В 2007 году, согласно ФСГС, 262,3 тысячи
[2] Число всех зарегистрированных преступлений в 2016 году — 2160,1 тысяч. Данные ФСГС
[3] «Территории трезвости: опыт принятия и обеспечения коллективных решений по ограничению производства, распространения и потребления алкогольных напитков в сельских поселениях и поселках»