Проектирование моделей территориального развития

Представляем краткие итоги тематической секции Грушинской социологической конференции, посвященной роли исследований в разработке территориальных стратегий.

Грушинская конференция

Все территориальные стратегии, хотя бы номинально, направлены на благополучие населения. Поэтому разработчикам должны быть известны интересы и потребности жителей. Также по действующим правилам муниципальные стратегии в обязательном порядке проходят через общественное обсуждение.

Желание опереться на данные как аргумент в пользу выбранных стратегических решений и предсказать возможную реакцию граждан на их внедрение – два базовых мотива, которые вынуждают регионы и муниципалитеты обращаться к социологическим исследованиям в процессе разработки стратегий. Но ограничивается ли реальная отдача от социологии только этими пунктами?

Для малых территорий данный вопрос стоит особенно остро. Наличие стратегии является для них допуском к получению финансирования. При этом ресурсы самих местных администраций обычно в дефиците, и риск ошибочного решения при выборе консультантов очень велик.

Что могут дать социологи малым территориям? На этот вопрос исследователи и стратеги попробовали ответить на секции «Проектирование моделей территориального развития» IX Грушинской социологической конференции. Программные директоры секции – представители Центра социального проектирования «Платформа»: генеральный директор Алексей Фирсов и руководитель направления социологических исследований Мария Макушева. Партнером мероприятия выступил Экспертный совет по малым территориям.

ЗАЧЕМ НУЖНЫ СОЦИОЛОГИ ПРИ РАЗРАБОТКЕ МОДЕЛЕЙ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ?

Тезис. Раньше региональные и местные стратегии сначала разрабатывались экспертными командами, а потом внедрялись администрацией. Социология носила поддерживающий характер. Ситуация изменилась – сегодня необходимо вовлечение контрагентов не только в реализацию стратегии, но и в разработку.

Игорь Задорин

«В ряде случаев, вместо того, чтобы ориентироваться на одного субъекта, стратегии должны создавать возможности согласования интересов и содействия, соучастия разных субъектов» (Игорь Задорин, руководитель исследовательской группы ЦИРКОН).

Игроков на территории много, но особенную роль играют локальные сообщества активных жителей, часто неизвестные разработчикам, но видимые через исследовательскую оптику. Это резко усиливает вес социологического компонента в разработке стратегий. Формируется новый подход – стратегия создается через считывание и оформление интересов разных социальных групп.

«Возникает игровая модель, в которой мы заранее не знаем, к чему придем. Не каждая из групп способна сама сформулировать свой запрос к стратегии, но социологи могут описать картину будущего этой группы. Социологические исследования приобретают новый функциональный смысл – стратегирование поднимается с базовых этажей общества на уровень работы профессиональных команд. Если это пойдет дальше, функция социолога будет становиться менее сервисной, в гораздо большей степени она будет влиять на принятие решений» (Алексей Фирсов, генеральный директор Центра социального проектирования «Платформа»).

Среди потенциальных контрагентов есть группы, которые реально участвуют в развитии территорий, сами не зная об этом. Повсеместно в этой роли оказывается молодежь.

«Молодежь часто не слышима при принятии решений. Однако молодежные культуры формируют значимую составляющую образа города: граффити, скейтбординг, новые городские активности. Наши исследования показывают, что необходимо снизить уровень патернализма в отношении молодежи – это очень активный драйвер социальных изменений» (Яна Крупец, Центр молодежных исследований НИУ ВШЭ).

ЧТО МОЖНО УЗНАТЬ О ТЕРРИТОРИИ С ПОМОЩЬЮ СОЦИОЛОГИИ?

Полевые исследования позволяют выявить образ будущего территории, причем не статичный, а существующий в двух измерениях:

  • ожидания (что, по мнению жителей, будет происходить на среднесрочном горизонте);
  • мечты (каков, исходя из текущих возможностей, идеальный образ территории через 15-20 лет.

Кейс. Работа Центра социального проектирования «Платформа» в Кронштадтском районе Санкт-Петербурга показала важность привлечения социологов на предварительной стадии разработки стратегии. В ходе исследования кронштадтцев спрашивали, какие направления развития города наиболее желательны. Доминирующими оказались туристическое и историческое. Однако образность восприятия оказалась не столь однозначной, в частности выделилось направления рекреации, элитного пригорода и города для «серебряного возраста». Результаты позволяют скорректировать приоритеты развития территории.

Социологические исследования могут выявить потенциал социальной активности местных сообществ – именно поэтому целесообразно запускать их на самой ранней стадии работы над стратегиями.

Кейс. Город Мышкин Ярославской области – образцовый пример развития туризма. Само его название было использовано, чтобы раскрутить территорию, получить финансирование на открытие музеев и приобрести лоббистские возможности, которые позволили сделать в Мышкине остановку круизных судов. Но с тиражированием опыта возникли проблемы.

«Кейс Мышкина никто пока не повторил. Он возможен, наверное, только в очень маленьких городках с сильной внутренней энергетикой. Городам, которые хотят попробовать нечто подобное, нужны исследования на предварительном этапе – чтобы понять, насколько такая «каша из топора» для них вообще возможна. Нужно заранее понимать, какие побочные эффекты влекут такого рода инициативы» (Андрей Максимов, председатель комиссии Общественной палаты РФ по территориальному развитию и местному самоуправлению).

Полевые исследования позволяют получить картину взаимодействия различных субъектов изменений, социология – коммуникационные разрывы между группами стейкхолдеров. В дальнейшем эти данные могут быть использованы социальными технологами для разработки программ по вовлечению этих групп в общий диалог.

«На фокус-группах с населением Курской области мы спрашивали: «Кто конкретно должен быть участником создания стратегии?» Получили ответы: руководители региона, представители управленческой элиты разного уровня, ученые, общественники. Никто не назвал бизнес. Население даже не задумывалось о том, что бизнес может быть стейкхолдером стратегирования» (Евгения Когай, заведующая кафедрой социологии и политологии Курского государственного университета).

Кейс. Разработчики концепции развития Соловецкого архипелага предполагали, что большая часть местного населения, так или иначе, связана с монастырем. Оказалось, что это не совсем так. По данным опроса населения, проведенного исследовательской группой «ЦИРКОН», 70% жителей поддерживают различные субботники, помощь попавшим в трудную ситуацию своим односельчанам, но при этом помогать монастырю готовы всего лишь 16%.

«Оказалось, что только 14% населения признают проблемы разрушения памятников культурного наследия, церквей.Многие жители отметили большой вклад Соловецкого музея-заповедника в развитие архипелага, при этом вклад монастыря и администрации оценивается примерно одинаково» (Марина Лепешкина, генеральный директор РТДА).

«На Соловках нет одного однозначно доминирующего субъекта. Там, на наш взгляд, надо создавать и конструировать новый тип субъекта, который бы являлся «согласительным», комплексным, фактически Советом» (Игорь Задорин, руководитель исследовательской группы ЦИРКОН).

ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГОВ ПРИ РАЗРАБОТКЕ СТРАТЕГИЙ

Сегодня появился запрос на социологическое изучение населения и локальных сообществ, но социологи нередко ограничены в возможностях.

Вовлечение сообществ в процесс стратегирования только начинается, и нередко мнение населения заменяют представлениями руководства региона о том, каким оно должно быть. Запрос на реальное изучение населения отсутствует, или даже есть запрос на получение управляемого результата.

Наталья Трунова и Алексей Фирсов

«Наша система управления исходит из того, что стратегия – это симбиоз мнений. Но институционально местные органы власти загнаны в ситуацию, когда нужно правильно отразить в стратегии чаяния вышестоящего уровня. Модели территориального развития в условиях такого жесткого государственного патернализма всегда проблематичны, поскольку у регионов, муниципалитетов просвет свободы все меньше и меньше» (Наталья Трунова, вице-президент Центра стратегических разработок).

При этом стратегии приобретают вспомогательный характер – они играют роль инструмента, с помощью которого регион обосновывает получение средств из федерального бюджета.

«Мы по-прежнему наблюдаем в процессе стратегирования массу декоративных элементов, скорее ритуальных изображений происходящего. Решение уже принято, и нужно его просто обосновать этой формой диалога с сообществами» (Алексей Фирсов, генеральный директор Центра социального проектирования «Платформа»).

Отдельный вопрос (как исследовательский, так и практический): кто является ответственным субъектом внедрения стратегии, и каким образом социолог взаимодействует с ним? Одна из проблем – неопределенный горизонт планирования в случае, если субъект неустойчив. На местах часто меняются команды. Не всегда администрация, разрабатывающая стратегию, планирует оставаться на своих местах до окончания ее внедрения.

«Стратегии ни у региона, ни у города быть не может. Стратегия может быть у органа власти, который собирается ее реализовывать. Потому что кто-то должен принимать решения и нести ответственность за них» (Наталья Трунова, вице-президент Центра стратегических разработок).

Нередко стратегии создаются под конкретную задачу, например, ради получения федерального гранта. В таких случаях от разработчиков требуют уложиться в предельно короткий срок – 2 месяца и меньше.

«Исследования могут просто исключаться из технологического этапа разработки стратегий. Поэтому исследователю необходимо уметь перестраиваться на ходу, задействовать методы, которые дают более быстрый результат.  Например, скрещивание социологии с digital-технологиями. Таковы требования сегодняшнего дня» (Ольга Гай, руководитель проектов направления «Пространственное развитие» Центра стратегических разработок).

КАК СОЦИОЛОГИ МОГУТ ПОВЛИЯТЬ НА ПРОЕКТИРОВАНИЕ?

Тезис. Исследования могут влиять на проектирование будущего городов, как минимум, двумя способами:

  • они дают новую информацию, которая может существенным образом повлиять на цели стратегии и процесс разработки;
  • некоторые исследовательские методы (например, стратегические сессии) вовлекают представителей ключевых групп в непосредственный диалог друг с другом и могут повлиять на формирование общей картины будущего для этих групп.

Кейс. КБ «Стрелка» проводило исследование в Юрьевце Ивановской области, где заказчики предложили «создать российскую Ибицу». Но исследование показало, что в локальном образе Юрьевца ключевая составляющая – природная. Местными жителями он воспринимается как город, который слит с природой. Изначально предполагалось проводить программу благоустройства центральной площади. Оказалось, что для горожан важнее парк и территория, на которой разбивается воскресный базар – одно из главных культурных мероприятий города.

«В результате был создан генеральный план и согласовано предварительное видение благоустройства в городе, в том числе на основании предложений опрошенных жителей города и активистов» (Дарья Радченко, заместитель руководителя Центра городской антропологии КБ Стрелка).

Кейс. Город Нерчинск Забайкальского края при разработке своей стратегии фокусировался на теме традиционного туризма. По итогам исследования выяснилось, что распространен туризм одного дня с низким чеком (школьники на автобусах), в последние годы он сокращался. При этом у города и района есть аграрные традиции и ряд уникальных преимуществ (конезавод с рысаками, традиции золотодобычи). Была проведена групповая дискуссию с участием ключевых стейкхолдеров: администрации, местного крупного бизнеса, представителей музейно-культурного сообщества. В итоге исследование активировало внутренний диалог в городе, и проект был изменен.

«Подумав, поговорив друг с другом, пригласив внешних консультантов, они решили сделать ставку и на туризм, и на аграрное направление. Туристическое предложение было полностью переработано. Если ранее центральное место занимал купец Бутин и его особняк, то в новом предложении ставка делается на тему золота, туристические маршруты брендируются как “Золотая нить Даурии”» (Дмитрий Лисицин, сопредседатель исполнительного комитета Экспертного совета по малым территориям).

СОВЕТЫ СОЦИОЛОГАМ, УЧАСТВУЮЩИМ В ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ ПРОЕКТИРОВАНИИ

Ввиду сложности и многомерности предмета, целесообразно комбинировать различные методы.

«В правильных случаях, которыми можно гордиться, проектирование начинается с социального исследования. Мы проводим глубинные интервью, исследования при помощи цифровой антропологии. Когда необходимо, делаем опросы. После этого проводится серия мероприятий по стратегическому планированию с жителями» (Дарья Радченко, заместитель руководителя Центра городской антропологии КБ Стрелка).

При наличии возможности результаты исследования необходимо доносить не только до заказчика исследования, но и до других субъектов.

«На Соловках рассматривается вариант Валаамского сценария, когда архипелаг полностью передается РПЦ с переселением жителей, не включенных в монастырскую жизнь. Наше исследование подтолкнуло к тому, чтобы найти компромисс. Мы немножечко пытаемся убедить РПЦ снизить экспансию. А с другой стороны, ищем способы вовлечь население в деятельность, связанную с культурно-историческим наследием» (Игорь Задорин, руководитель группы ЦИРКОН).

Социологи и стратеги часто говорят на разных языках, и социологам необходимо доступно излагать результаты своих исследований, чтобы они были понятны не только узкому кругу коллег.

«Речь не только о локальных стейкхолдерах. Это и заказчик, и разработчики стратегии, архитекторы, которые разрабатывают благоустройство. Важно, чтобы наши результаты были понятны для них» (Дарья Радченко, заместитель руководителя Центра городской антропологии КБ Стрелка).

Tags: , , , , , , , , , , ,